«Ревизор» уже пять лет в эфире!  (Стартовал новый сезон проектов «Ревизор» и «Страсти по Ревизору» 22 августа в 19:00 на Новом канале!) Мы поспешили к ведущим проекта с поздравлениями и расспросами. Анна и Вадим рассказали нам о ревизиях украинских дорог, обратной стороне своей популярности, а также об ошибках, которые сумели исправить благодаря бдительным телезрителям.

2I9A86522I9A9082

Анна, как вы искали первые объекты для ревизий?

Мы находили отзывы о заведениях в Интернете, изучали и ориентировались на них. А еще подбирали объекты исходя из опыта команды, вспоминали места, в которых бывали сами.

Сколько примерно продолжалась подготовка проекта? Изучение законов, написание инструкций…

Анна: Все знания и навыки обретались в процессе съемок. К примеру, «Библию Ревизора», свод правил проекта, мы создали после второго сезона. И не для себя, а для телеканала «Пятница!», который купил у нас формат. «Библия» проекта — это инструкция, обязательная деталь при продаже формата. А что касается изучения законов, то этим мы всерьез занялись после первой драки. Когда нас не пускали на кухню или физически препятствовали попаданию туда, мы понимали, что наши права нарушаются. Вернувшись из командировки, мы пошли к юристам Нового канала и попросили нас подготовить. Тогда у «Ревизора» появился огромный документ с выдержками из статей Конституции Украины, в которых описаны наши права.

Многие ошибки исправлялись благодаря зрителям. Например, появились шапочки и халаты, в которых мы заходим на кухню. В соцсетях пользователи писали нам: «Не сошли ли вы с ума, являться на кухню в свитерах и джинсах, но при этом ругать за отсутствие шапочек поваров?».

Привносили какие-то изменения в систему проведения ревизии?

Анна: — Ближе ко второму сезону мы обратили внимание на то, что команду не всегда впускают на кухню. Обычно мы заходили, снимали интерьер, общались с официантом, делали заказ и только потом говорили, что, прежде чем есть, хотим взглянуть на кухню. Администраторы в половине случаев говорили, что нельзя. Но, согласитесь, было бы странным показать туалет, интерьер и еду, но не продемонстрировать условия, в которых ее готовят. Вот тогда команда «Ревизора» поняла, что на кухню нужно идти в первую очередь. С тех пор мы заходим, здороваемся, предъявляем документы и сразу направляемся на кухню. Так продолжается уже пять сезонов. И, что бы мы там ни увидели, дальнейшая последовательность съемок не меняется. Всегда покажем интерьер, прочитаем книгу жалоб, вымоем руки и проведем дегустацию в присутствии повара.

ТРЕТЬЯ СТОРОНА МЕДАЛИ

   Были случаи, когда узнаваемость препятствовала съемкам?

Анна: — У публичности действительно есть несколько сторон, и мы, конечно, были в курсе, на что идем. Одна сторона — тебя любят и благодарят за работу. Вторая — беспощадно критикуют по поводу и без. Есть еще и третья. Из-за популярности программы нам тяжело выполнять свою работу. К примеру, спустя несколько минут после начала ревизии в супермаркете команду окружает толпа из сотен людей. Они блокируют проходы, просят сфотографироваться и дать автограф. И все это во время съемки! Кроме того, часть ревизии записывается на мобильные телефоны и с невероятной скоростью выкладывается в Интернет. Из-за этого возникает недопонимание, так как люди, увидев Вадима Абрамова на видео с табличкой «Ревизора», думают, что заведение получило награду. И мало кто будет разбираться и узнавать, что на самом деле он всегда держит табличку перед объявлением результатов ревизии.

Вадим: — Для меня ярким примером того, как тяжело делать программу из-за огромного количества людей вокруг, является съемка ресторана в Ковеле (зрители увидят ее в новом сезоне. — Прим. ред.). Заведение окружили сотни людей, среди которых большая часть — дети. Администрации даже пришлось закрывать дверь и опускать занавески. На протяжении практически всей ревизии в окна барабанили! Мы с трудом смогли выбраться. Тем не менее и автографы раздали, и пофотографировались с людьми. Это была наша самая масштабная автограф-сессия (Смеется.) И поехали снимать дальше. В сопровождении толпы. В Интернете, кажется, даже есть видео, как за нашим автобусом бежит человек 50. В такие моменты по-настоящему тяжело работать.

Также к части «обратной стороны медали» можно отнести факт, что многие пытаются нажиться на доверии людей к «Ревизору». Притворяясь продюсерами, администраторами проекта, мошенники идут в заведения и обещают предупредить их о нашем приезде или вовсе договориться, чтобы мы не приезжали. За определенную цену, конечно. К счастью, нам неизвестны случаи, чтобы кто-нибудь им поверил. Чаще всего люди звонят нам и жалуются. Не ведитесь на такие махинации! Никаких переговоров мы ни с кем не ведем!

МЫТЬ НЕ ПЕРЕМЫТЬ!

  А как насчет того, что приезд «Ревизора» поднимает в городе настоящую шумиху, и через несколько минут практически всем известно о вашем прибытии?

Вадим: — Да, информация действительно распространяется крайне быстро, особенно в маленьких городах. Сообщают о нашем появлении сами работники первого-второго заведения, которое мы ревизуем. Забавно ближе к вечеру видеть несколько ресторанов с табличками на дверях: «Ремонт», «Переучет» или «Спецзаказ» (Смеется.) Понимаете, именно в эти дни все заведения неожиданно решили сделать ремонт. Но, как показывает опыт, отмыть грязь на кухне и свою черную репутацию за это время крайне сложно. (Улыбается.) Мой вам совет: убирайте в своем заведении регулярно, и тогда вам не будет страшен никакой «Ревизор»!

— Вадим, из пяти лет существования программы вы — полтора года ведущий «Ревизора». Какие ошибки допускали на начальных стадиях работы?

Судить о них, наверное, зрителю. Меня не раз обвиняли в том, что я сквернословлю. Увы, мне сложно держать язык за зубами, когда ситуация вопиющая. Порой сильное словцо весьма детально может описать ситуацию. В конце концов, все мы время от времени сквернословим. Также немало упрекали в том, что я мягкотелый. Мол, я такой весь добренький, мне можно пустить пыль в глаза, поулыбаться, и я не замечу погрешностей. Это совсем не так. Да и работаю я не один. Если что-то пропущу или дам слабину, Аня подскажет. (Улыбается.) Возможно, тогда я больше пытался сдержать свое возмущение. Но не понимал и не понимаю до сих пор, как, имея свой бизнес, можно так халатно к нему относиться. Не дорожить своим именем, репутацией, наплевательски относиться к тому, в каких условиях твои клиенты живут или едят… Это меня очень расстраивает. Самое ужасное видеть безразличие. Мне нравятся крепкие и осознанные эмоции, такие как любовь и ненависть. А все, что посередине, мне непонятно. Как в работе, так и в личной жизни.

— Анна, для сравнения, кому чаще оказывали сопротивление, девушке-ведущей в прошлом или мужчине — сейчас?

Обычно агрессия направлена не на ведущих, а на других членов команды, в частности на операторов. Ольга была хрупкой, но напористой. Поэтому ее запросто могли толкнуть. Вадима несколько раз попытались тронуть, но дальше словесных угроз дело не пошло. Он у нас мальчик высокий и статный! (Улыбается.) Не думаю, что кто-то рискнет ввязаться с ним в драку, тем более перед камерами. Да и наличие команды тоже срабатывает как «стоп-фактор». Хочу заметить, что, даже если драки возникают, мы никогда себе не позволяем давать сдачи, хотя порой очень хочется постоять за себя. Я, например, когда-то занималась карате, поэтому в состоянии защитить себя. Но при возникновении ситуации с рукоприкладством только обороняюсь.

— Вадим, а вы как считаете, вас боятся трогать? Или просто поняли, что это бессмысленно — команда все равно попадет туда, куда нужно?

Многие люди так ничего и не поняли. Некоторые владельцы до сих пор вызывают полицию и пытаются вытурить нас из заведения. Но вообще, да, сопротивление стали оказывать меньше — репутация программы работает.

ЗАМОРОЗИТЬ ИЛИ СЖЕЧЬ?

  Вам не раз доводилось работать как при 40-радусной жаре, так и на 25-градусном морозе. Случалось заболеть? Бывало, что работали «на последнем дыхании»?

Анна: — У нас однажды была история, когда с высокой температурой слегла вся команда. Ведущей (на тот момент Ольге) даже вызывали скорую помощь. Руководитель проекта Виктория Бурдукова приняла решение прекращать командировку и срочно самолетом возвращать всю команду лечиться в Киев. У всех резко поднялась температура, мы подхватили какой-то вирус. Это был Кривой Рог, и жители на нас сильно обиделись, поскольку мы сняли там буквально две с половиной локации. Программа вышла эфир, но после нее на нас обрушилась волна негодования. Мы тогда вынуждены были сделать обращение, в котором извинились перед жителями Кривого Рога и пообещали, что обязательно туда вернемся. Слово сдержали, причем сняли даже больше, чем планировали.

Вадим: — На моей памяти таких историй не было. Больше проблем было с температурой воздуха. Тяжело ночевать в отеле, где нет отопления, когда на улице жуткий холод. Или, наоборот, снимать кухню без нормальной вентиляции при 40-градусной жаре. Состояние такое, будто плавишься. Были ситуации, когда обжигался о горячую плиту, случалось, что вспыхивали халаты у операторов, которые загорались от той же плиты. Но нас ничто не остановит, если вы еще не поняли. (Смеется.)

В какие моменты вы можете остановиться, задуматься и мысленно сказать себе: «Да, мы точно делаем свою работу не зря»?

Анна: — Когда вручаем табличку. И когда ко мне на улице подходят взрослые люди, женщины с колясками и детьми, мужчины с сединой, и говорят: «Аня, спасибо за то, что вы делаете».

Вадим: — Я постоянно себе об этом говорю. Я уверен: то, что делает команда «Ревизора», очень полезно для нашей страны. Это было актуально пять лет назад, но еще более важно сегодня.  И будет актуально до тех пор, пока сервис в Украине не станет безупречным.

Новые ревизии

 — Не забуду ревизию, которую мы проводили для нового сезона в курортном городе Берегове. Он славится своими термальными водами, которые исцеляют чуть ли не от всех болезней. Их мы и проверили. И были неприятно удивлены тем, в каком ужасном состоянии там туалеты, душевые и раздевалки. Просто возмутительно! — сетует Анна Жижа. — Причем ездят туда не только украинцы, но и гости из соседних стран. Да и стоит это удовольствие недешево! Надеюсь, они сделают выводы и исправятся.

IMG_8956

— Мне запомнилась ревизия дороги на одной из центральных улиц Черновцов. История просто вопиющая! Дорога в центре города, ведущая к университету, который является историческим памятником, лежит разобрана уже несколько лет! — рассказывает Вадим Абрамов. — А коммунальщики разводят руками. У них есть прекрасное оправдание: «это все наши предшественники», «все разворовали», «нерадивые подрядчики». Люди придумывают что угодно, лишь бы как-то выкрутиться. Это обидно. Черновцы — очень красивый туристический город. Но любой иностранец ужаснется, приехав туда. Этот вопрос мы так не оставили, в «Страстях по Ревизору» будет развитие истории.

Обсудить статью