Танцор, хореограф и звездный тренер «Танці з зірками» в школе был любимцем не только девочек, но и строгих учителей.

— Влад, всю свою жизнь вы посвятили танцам. Удается еще чему-то учиться?

— Я давно поставил перед собой цель — никогда не прекращать учиться. Кроме танцев я, например, также играю как диджей. Недавно купил себе новые наушники. Но, конечно же, танцы по-прежнему многому меня учат, благодаря им я открываю в себе новые грани.

— Помните свое первое выступление в школе?

— 1 сентября в 8-м классе я впервые станцевал на линейке перед всей школой. Это был вальс с моей партнершей, и это было признание. С того дня вместо привычных слов в спину: «Фу, танцор пошел!» я стал регулярно слышать: «О! Это же тот танцор! Вы видели, как круто он выступил?!»

— Девочки стали уделять вам больше внимания?

— После того случая я регулярно выступал на школьных мероприятиях, праздниках и даже на выпускном. В тот момент, когда парни в предчувствии свободы собирались пробовать вино, мне приходилось оставаться собранным, так как в течение вечера предстояло показать четыре номера. Причем на асфальте.

 

— Преподаватели тоже ценили вас как танцора?

— Чаще всего я вспоминаю Людмилу Филипповну, учительницу английского языка. После 9-го класса я забросил ее предмет, зато стал чаще ей улыбаться, объясняя свои пропуски занятостью на соревнованиях. Признаюсь, это не всегда соответствовало действительности. На самом деле не учил домашние задания и таким образом выкручивался. Она мне тогда говорила: «Влад, вспомнишь мои слова, английский тебе в жизни очень пригодится!» И когда через несколько лет я оказался в Англии, то вспоминал ее каждую минуту 24 часа в сутки.

— Учителя делали поблажки?

— На выпускном экзамене по геометрии мне поставили четверку, хотя я отвечал на слабую тройку. Последние два года настолько увлекся танцами, что это тут же отразилось на учебе. Учителя прощали мне невыученные уроки.

— В школе вас доводили до слез?

— На уроке пения в первом классе. Я уже тогда понял, что буду отличником, и вызвался исполнять какую-то песню. И, о ужас, мне поставили тройку! Я настолько расстроился, что расплакался на глазах у всего класса. Не могу судить, была ли эта оценка справедливой, но учительница растрогалась, пририсовала к тройке хвостик, и она превратилась в пятерку.

— Родители строго контролировали учебу?

— Вовсе нет. Они мне полностью доверяли. Я больше всего боялся их подвести. Ведь папа с мамой тоже работали учителями, правда, в другой школе. Но они, безусловно, были знакомы с нашем педсоставом. Получал и двойки с тройками — бывало всякое. Но все же отстаивал честь семьи, и четверти оканчивал с хорошими показателями. Со временем я научился настолько быстро делать домашние задания, что на это у меня уходило не более 30 минут в день. А потом спокойно шел играть в футбол или гонять на велосипеде.

Оставьте ваш комментарий